Уральский мятеж остался в силе

3В Верховном суде РФ  вынесено решение оставить в силе приговор полковнику Леониду Хабарову и проходящему с ним по делу о попытке организации мятежа в Екатеринбурге Виктору Кралину. Свердловским областным судом в минувшем феврале Хабаров и Кралин были приговорены к 4,5 годам колонии общего режима.

Судебный процесс был назначен на 10: 30, однако еще с 10 утра корреспондент FLB.ru обнаружил у входа в здание суда толпу людей, около 50 человек, вход в здание был затруднен. Тут же проводился одиночный пикет в поддержку Хабарова, стояла женщина с плакатом, изображавшим картину «Три богатыря». Сотрудники полиции находились рядом, но никаких действий не предпринимали.

Справка FLB.ru:

По данным следствия, «сподвижники Квачкова» из «Народного ополчения Минина и Пожарского» в Екатеринбурге планировали взорвать ТЭЦ, уничтожить ряд руководителей силовых ведомств и диаспор, а также склонить личный состав воинских частей на свою сторону в ходе операции «Рассвет».

Лидером боевой ячейки называют предпринимателя Александра Ермакова. Как утверждается, он разрабатывал план мятежа. 64-летний полковник- «афганец» Леонид Хабаров якобы был начальником регионального штаба «ополчения», кроме того, фигурантами дела стали бывший оперуполномоченный угрозыска Владислав Ладейщиков, его отец Александр Ладейщиков, предприниматель Сергей Катников, доктор наук и изобретатель Виктор Кралин. Ранее уже были оглашены приговоры в отношении Владислава Ладейщикова и Сергея Катникова — они засвидетельствовали вину всех других подозреваемых и отделались условными сроками.

У полковника в отставке Леонида Хабарова в ходе обысков были изъяты боеприпасы (по словам сослуживцев — сувениры из горячих точек, где он проходил службу) – несколько патронов разного калибра от разных, в том числе и иностранных образцов оружия.

Дело Хабарова рассматривалось параллельно с делом Владимира Квачкова, которого суд приговорил к 13 годам лишения свободы в колонии строгого режима и году ограничения свободы за попытку организовать вооруженное восстание. Однако потом Верховный суд сократил срок на пять лет, исключив из дела статью о терроризме.

Прибывшие на суд журналисты смогли попасть в здание суда лишь благодаря помощи сотрудников пресс-службы Верховного суда (ВС), которые лично принимали участие в том, чтобы журналистам помогли минуть столпившихся на пропускном пункте людей.

Очередь из желающих войти в суд заканчивалась на улице. Здесь стояли люди в голубых беретах, элементах военной формы и даже в исторических славянских одеяниях. Некоторых из них ранее можно было видеть на националистических общественно-массовых мероприятиях. Люди были настроены решительно и предупреждали полицейских на входе, что пока все они не будут запущены в зал, они примут меры к тому, чтобы судебное заседание не началось – адвокаты не войдут в зал раньше их.

В связи с этим начало судебного заседания было задержано на полтора часа. У каждого желающего попасть на этот процесс полицейские брали паспорта, по словам присутствующих, снимали с них копии в помещении пропускного бюро, затем составлялись некие списки, по которым периодически в здание пропускались люди. При этом каждый обязан был пройти полный контроль – через досмотровую зону, более напоминавшую аэропортовскую, так как даже вещи людей пропускались через рентгеновский досмотровый аппарат.

После часа ожидания, у дверей зала собралась толпа народа. Приставы и полиция сначала запускали внутрь только представителей прессы по служебным удостоверениям. При этом в довольно скромном по объемам зале приставы запретили занимать передние лавки. Журналистов разместили во втором ряду. После чего, пересчитав оставшиеся в зале места, полиция приступила к запуску в зал наблюдателей.

Когда места в зале кончились, поднялось волнение и в коридоре у дверей зала, и в самом зале. Пришедшие требовали запустить в зал как можно больше народу. По их словам на суд приехали даже из других городов. В итоге в зал набилось народу больше его вместительности, а около 7 человек остались стоять в коридоре между рядами мест для публики и прессы.

На единственном работающем мониторе зала суда показывали осужденных с помощью организованной видеосвязи из СИЗО 1 Екатеринбурга. Присутствующие в зале могли видеть находящихся за решеткой Хабарова и Кралина. Однако сами осужденные могли видеть у себя на экране только судейскую коллегию, адвокатов, гособвинение, полицейских и секретаря суда. Тогда собравшиеся в зале сторонники осужденных стали махать руками над головой, чтобы попасть в поле видимости закрепленных под потолком видеокамер.

Рядом с осужденными, в СИЗО, по другую сторону решетки, находились их адвокаты – Андрей Бурмистров и Владимир Ефремов. Еще двое адвокатов – Сергей Кухаренко и Владимир Кочетов сидели за столом в зале суда в Москве. Также на процесс пришел и сын полковника Хабарова – Дмитрий Хабаров. В мониторе видеоконференции так же был виден находящийся в другом зале суда в полном одиночестве, склонивший голову и спрятавший глаза от камер, еще один проходивший по делу в качестве обвиняемого – Александр Ладейщиков, который сотрудничал со следствием, получил условный срок и в настоящее время работает дворником в женском монастыре. Он отказывался от реплик, участия в прениях, последнего слова и обжаловании своего приговора. То же в отношении его заявили и адвокаты, сообщив суду о том, что считают приговор Ладейщикову справедливым.

Перед началом заседания, когда присутствующие поняли, что Хабаров и Кралин их слышат (приставы проверяли аудиосвязь видеоконференции), они стали кричать им слова поддержки, в ответ осужденные помахали им руками, делая приветственные знаки.

 

Аккредитованным представителям СМИ разрешили снимать только процессуальную часть – начало процесса, после чего приставы потребовали убрать видеоаппаратуру, хотя, тем не менее, пришедшие поддержать Хабарова продолжали скрытно вести видеозапись.

Находящийся в зале суда корреспондент FLB.ru вел непрерывный твиттер-онлайн репортаж (https://twitter.com/flbru) с хэштегом #Хабаров.

Прокурор Абрамова сообщила суду, что до предыдущего решения суда гособвинение просило для полковника наказания в виде лишения свободы сроком на 11 лет в колонии строгого режима.

Тем не менее, суд оправдал полковника по ст. 279 «Вооруженный мятеж» и ст. 228 «Незаконные приобретение, хранение, перевозка наркотических средств» и 26 февраля приговорил Леонида Хабарова к 4,5 годам лишения свободы общего режима за вовлечение в террористическую деятельность (ст. 205/1 ч.1) и незаконный оборот оружия (ст. 222 ч.1).

Столько же получил и его соратник Виктор Кралин, осужденный по ст. 205/1 ч.1и ст. 222 ч.2. Еще один обвиняемый, Александр Ладейщиков, получил два года условно за незаконное хранение боеприпасов.

В заключение своего выступления гособвинитель заявила, что поддерживает решение Свердловской прокуратуры о пересмотре уголовного дела, в связи с чем требует его возвращения в прокуратуру.

Затем слово взял осужденный Кралин, который рассказал о выводах международной экспертизы Интерпола: «Мои родственники заказали эту экспертизу, из нее следует, что это откровенная фабрикация уголовного дела с помощью психически больного человека» — завил Кралин.

Выступление ученого было очень эмоциональным и порой саркастическим. Так он сообщал судьям, что если суд сейчас не снимет с него обвинения, а они могут это сделать, так как: «Верховный суд это самая высочайшая инстанция и выше вас только боги», то это станет: «позорищем для всей России»:

— Выходит, что я участвовал в каком-то межгалактическом мятеже и вместе с Хабаровым должен был прорываться с ржавым травматическим пистолетом из Екатеринбурга в Москву».

Кралин, которому прокуратура инкриминировала, в том числе и «финансирование мятежа», за то, что он дал в долг 30 000 рублей, признанному впоследствии психически ненормальным Александру Ермакову (которого не опрашивали ни в каком качестве в связи с его заболеванием), и который затем вернул ему долг, сообщил суду, что его иностранные сторонники уже узнали в офисе Книги рекордов Гинесса, что «организация мятежа против государства» за тысячу долларов вполне может попасть в Книгу рекордов, как самая низкобюджетная организация:

— Но я же не хочу позорить Россию на весь мир, отмените решение, я не собираюсь подавать заявок Гинессу.

Кралин также в неоднозначной форме сообщил судьям, что все это дело «стряпал старший лейтенант ФСБ со слов психически больного человека, и если сейчас суд не освободит его, то в следующий раз им будут присылать на рассмотрение дела о мятеже на Марсе».

— Все это дело – остатки развалившегося некоего большого дела о якобы огромном заговоре с целью свержения госстроя. Эксперты Интерпола нашли в нем более 20 нарушений. Только из-за каждого из них приговор уже надо отменять. ФСБ требовало от меня нужных им показаний на Хабарова, предлагая сделать так, что меня осудят только условно. Я не согласился и из-за этого уже сижу 2 года, а у меня ребенку младшему 5 лет, мне не много осталось. И зачем меня «пускать под нож», когда я, как ученый, могу столько пользы принести своей стране? Многие мои коллеги из России уехали, а я остался и получил госпремию за изобретения. Если мы их внедрим, это новый вид топлива, Россия получит миллиардные выгоды от этого. Зачем же меня сажать? Зачем нужен новый Магнитский? – обращался Кралин к судьям.

Смех и гул в зале вызвали и слова прокурора о том, что Хабаров хранил у себя наркотики в связи с тем, что при обыске у него дома была обнаружена индивидуальная аптечка, привезенная еще из Афганистана, где он проходил службу, в которой находился пармедол (обезболевающее, применяющееся в боевых условиях, входящее в состав индивидуальных медицинских аптечек каждого солдата).

Председательствующему судье неоднократно приходилось делать замечания присутствующим, предупреждая о том, что в противном случае они будут удалены из зала. Публика продолжала громко реагировать на слова прокурора.

В своем выступлении сам полковник Хабаров, зачитывая его по бумагам, большую часть ссылался и цитировал различные законодательные акты. Судья сделал замечание, что с сутью дела и законодательством они ознакомлены и предложил полковнику говорить ближе к делу, с какими нарушениями, по его мнению, решения суда предыдущей инстанции он не согласен. Хабаров пожаловался на слух из-за военной травмы и продолжил. Более подробный текст выступления в прениях и последнем слове полковника Хабарова готовится к публикации на FLB.ru в ближайшее время.

Когда один из сидевших в зале крикнул: «А вы знаете, почему прокурор такая? Потому что она не замужем!», судья сделал вынужденный перерыв в заседании. Во время, его сын Хабарова попросил находящегося на связи из СИЗО адвоката останавливать его отца, если тот вновь начнет цитировать законодательство, а отца попросил говорить по делу, так как его выступление уже длилось до перерыва больше часа. После 10 минут перерыва процесс продолжился.

Осужденные и адвокаты указали конкретные материалы для изучения. Против повторного исследования этих материалов выступила гособвинитель. Судебная коллегия, совещаясь на месте, определила удовлетворить ходатайство лишь адвоката Кочетова по изучению протоколов дела о телефонных прослушках.

Когда судебное следствие закончилось, начались прения. В ходе выступления гособвинитель вновь заявила, что требует отмены приговора в связи с его мягкостью и пересмотра дела. Кралин в свою очередь назвал обвинение сфабрикованным. Хабаров отвечал коротко, что все дело против него из-за того, что он вступал на митингах против развала страны, деградации молодежи и прочего.

Адвокат Ефремов ссылался на несоответствие приговора законам физики, а именно, указал на несовпадение калибра найденной пули и травматического пистолета, из которого тренировался в стрельбе Кралин. Об этом же говорил и сам Кралин:

— Мне вменяют, что стрелял из травматического пистолета, переделанного в боевой. Однако травматический пистолет сделан под стрельбу патронами калибра 7, 62, а экспертиза установила, что стреляли из штатного пистолета Макарова, калибром 9 мм. Может это сами ФСБшники там стреляли? Я не военный, я ученый, и как ученый могу сказать, что пуля 9 мм, ну никак не может вылететь из ствола 7, 62 мм. – настаивал Кралин.

Затем слово взяли адвокаты Леонида Хабарова, которые также высказали свое несогласие с позицией гособвинения. Все они отмечали отсутствие доказательств о причастности Хабарова к реализации вооруженного мятежа и требовали оправдания полковника по всем статьям. Адвокат Кухаренко подчеркнул, что по логике вместе с оправданием Хабарова по ст. 279 полковник должен был быть оправдан и по ст. 205/1, чего не произошло в Свердловском облсуде.

Сам Хабарова заявил о несправедливости и незаконности своего приговора. Полковник назвал действия спецслужб фашистскими, а свое обвинение — репрессией. Речь Хабарова была очень объемна. Во время ее очередное замечание вновь было сделано присутствующим в зале. «Вы не на митинг пришли. Прошу вас не мешать, иначе вы покинете зал» — пригрозил судья.

После шестичасового заседания судебная коллегия удалилась в совещательную комнату. Судебным приставам пришлось требовать от полиции выводить находившихся в зале сторонников осужденных. Свои действия они объясняли тем, что из-за стоящего в зале шума судьи не могут спокойно совещаться для вынесения решения.

Гособвинитель находилась в зале под охраной двух офицеров полиции. В перерыве к ней подошли две женщины и эмоционально сказали: «Вы из какой страны к нам приехали? Уезжайте обратно пока не поздно, вы еще успеете, может быть!» В углу зала, за спиной корреспондента FLB.ru, другая женщина громко произнесла: «Прокурор сволочь, отстреливать таких надо!».

Присутствующие были удалены из зала, но после обращения к приставам, в зале разрешили остаться только журналистам. Так же после почти 6 часов заседания, на результативную часть – оглашение решения судейской коллегии, в зал было разрешено войти журналистам, производящим видеосъемку.

На оглашение приговора в зал набилось еще больше людей, нежели было на заседании, большинство просто стояли во всех доступных местах между лавок. В основном, это были люди старшего и среднего возраста, хотя были замечены и молодые. Судья огласил решение – предыдущее решение суда оставить в силе, в апелляционной жалобе отказать. Присутствующие на заседании сторонники осужденных подняли шум, началось скандирование: «Свободу русским офицерам!» и: «Позор!»

Полиция стала принимать меры к наведению порядка и охране гособвинения. Некоторые из присутствующих не хотели покидать зал и шумели. Спустя 5 минут полицейским все же удалось вытеснить присутствующих в коридор»

http://flb.ru/infoprint

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: