Кум, сват, брат:  национальные особенности борьбы с коррупцией   в Украине. Мздоимцы мира

Если  судить  о  борьбе  с  коррупцией  в  Украине  с подачи  силовых ведомств Украины, показывающих обыски и задержания по ТВ,  то  может  сложиться  впечатление,  что  не  так  уж  и  плохо  это  дело, в смысле борьба,   поставлено  у  нас  в  стране.  Во  всяком  случае, вроде  бы и  нет  оснований  обвинять  власть  в  полной  бездеятельности  в  этом  смысле.   Тем  более,  что  видимость  такой  борьбы,  как  говорится,  налицо.

Во-первых,  высокие  чиновники  с  высоких  трибун  постоянно  твердят  о  «решительной  и  бескомпромиссной»  борьбе  с  коррупцией,  о  реформах,  которые  могут  приостановить  это  общественное  зло.  Во-вторых,   чуть  ли  не  ежедневно   мы  узнаем  о  разоблачении  чиновников-взяточников, о  любителях  запустить  руку  в  государственную  казну  и  прочих  злоупотреблениях  представителей  власти.  Правда,  каждый  раз  при  этом  попадаются  мелкие  и  средние  сошки.  До  высокопоставленных  лиц  руки  у  «борцов»  не  доходят.   Но  все  же…

Однако,  беда  в  том,  что  результаты  от  той  «решительной  и  бескомпромиссной»  борьбы  с  коррупцией  мы  не  видим  и  не  ощущаем  по  собственным  кошелькам.  Дела  разоблаченных  взяточников,  как  правило,  до  суда  не  доходят,  растворяются  в  неизвестности.

Нам  все  обещали,  что  вот  будут  созданы  органы  борьбы  с  коррупцией.  Тогда,  мол,  ситуация  обязательно  изменится  к  лучшему.  Ну,  наконец,  создали  такие  органы – НАБУ  и  НАЗК.  Казалось бы,  теперь  коррупционерам  не  уйти  от  ответственности.  Но  стоило  НАБУ  только  начать  по-настоящему  заниматься  коррупционерами,  как  тут  же  нашлись  у  последних  высокие  покровители.  Их  деятельность  не  понравилась  Генеральной  прокуратуре  и  лично  Генеральному  прокурору   Юрию  Луценко.  Борьба  с  коррупцией  забуксовала.

Украина  держит  ориентир  на  европейские  ценности.  По  настоятельной  рекомендации  Евросоюза  создает  антикорупционные    органы.  Кстати,  уже  создан  Верховный  суд,  есть  сообщение  о  том,  что  в  Верховной  Раде  в  ближайшее  время  будут  рассматривать  проект  закона  об  Антикоррупционном  суде.  Но  будут  ли  эти  органы  работать  как  следует?   Пока  у  украинцев  большие  сомнения  на  этот  счет.  Слишком  неохотно  правители  страны  идут  на  то,  чтобы  уступать  свое  право  командовать  всеми  и  вся.  Свидетельство  тому – конфликт  с  НАБУ.

Украина по уровню коррупции поравнялась с Россией и Ираном

В мировом Индексе восприятия коррупции за 2016 год Украина получила 29 баллов из 100 возможных, что на 2 балла больше по показателю в прошлом году. Об этом сообщает «Transparency International – Україна».

Улучшению позиции в мировом рейтинге СРІ содействовало продвижение антикоррупционной реформы, но отсутствие действенной судебной системы и фактическая безнаказанность коррупционеров не дает Украине сделать мощный рывок и преодолеть 30-балльный барьер, называемый «позором для наций», отмечают эксперты организации.

В мировом рейтинге СРІ Украина заняла 131 место из 176 стран. Эту ступеньку с показателем 29 баллов вместе с нами разделили Казахстан, Россия, Непал и Иран.

Больше всего баллов Украине принесло исследование World Justice Project Rule of Law Index, которое учитывается в построении СРІ. Показатель нашего государства в этом исследовании вырос на +10 баллов по сравнению с прошлыми годами.

Эксперты связывают это с уменьшением использования служебного положения в органах исполнительной власти (показатель улучшился на 14%), в полиции и вооруженных силах (показатель улучшился на 6%), но в судебной ветвях власти ситуация осталась той же, что и во времена режима Виктора Януковича.

Об этой же проблеме свидетельствует и исследование World Competitiveness Yearbook, которое принесло в этом году Украине +3 балла.

Высокую роль гражданского общества в воплощении демократических преобразований отмечает исследование Freedom House Nations in Transit, в этом году оно принесло Украине +4 балла.

Подотчетность государственных закупок благодаря системе Prozorro, государственное финансирование партий, первые расследования НАБУ, участие общественности в антикоррупционных реформах – именно эти изменения эксперты назвали самыми главными.

Но крупнейшими вызовами исследование признало слабость учреждений, призванных обеспечивать верховенство права, чрезмерную зарегулированность экономики и сосредоточение власти в руках олигархических кланов.

Негативными оценками Украину наградили исследования World Economic Forum Executive Opinion Survey (-1 балл) и Economist Intelligence Unit Country Risk Ratings (-2 балла).

Бизнес увидел значительную коррупцию при распределении государственных средств, а судебную систему признал неспособной повредить этому. Вследствие работы систем Prozorro и Dozorro случаи нарушений в закупках стали более очевидными для бизнеса и общественности, по сравнению с бумажными тендерами.

Исполнительный директор Transparency International Украина Ярослав Юрчишин считает, что безнаказанность и недейственность системы правосудия не дают Украине осуществить прорыв в преодолении коррупции:

Тransparency International Украина предлагает 5 шагов для реальных антикоррупционных изменений.

Как известно, Индекс восприятия коррупции базируется на независимых опросах, в которых участвуют международные финансовые и правозащитные эксперты, в том числе Всемирного банка, Freedom House, World Economic Forum и т.п. Индекс является оценкой от 0 (очень высокий уровень коррупции) до 100 (крайне низкий уровень коррупции). http://www.pravda.com.ua/rus/news/2017/01/25/7133397/

Национальные особенности борьбы с коррупцией

В мире нет стран, где коррупция не существовала бы в той или иной форме, и каждой из них приходится искать свои рецепты ее искоренения — от расстрелов и посадок до узаконенного лоббизма

Коррупция — явление поистине всепланетного масштаба. Пожалуй, нет в мире такой страны, где в ходу не были бы взятки, личные договоренности с чиновниками, откаты и другие формы «неофициального» решения тех или иных вопросов. Объем этого рынка исчисляется триллионами долларов, его бенефециары многочисленны и совсем не готовы расставаться с «нетрудовыми доходами».

В каждой стране — свой рецепт борьбы со взяточничеством. «Yтро» решило разобраться, действительно ли коррупция так непобедима, как о ней рассказывают, и насколько эффективны методы борьбы с ней в разных странах.

Россия: от посадок к госизмене с конфискацией

В вопросах борьбы с коррупцией начинать принято с себя, и потому российское мздоимство станет первым предметом нашего обзора. Объем отечественного рынка коррупции трудно оценить, но он совершенно однозначно велик — по данным экспертов, ежегодный оборот в этой сфере составляет от $300 млрд до 50% ВВП страны (около 35 трлн рублей).

Основная часть взяток и откатов относится к сфере госзакупок, распределения бюджетных средств, управления фондами государственной, региональной и муниципальной собственности. На бытовую коррупцию (взятки инспекторам ГИБДД, врачам, учителям и т.п.), по словам главы Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова, приходится не более 10% от «оборота».

Коррупция в России является уголовно наказуемым преступлением — в зависимости от провинности, взяточник может отделаться штрафом, а может и сесть на срок до 20 лет. Борьба с этим злом ведется, и активная: только за девять месяцев 2015 г. по уголовным делам о коррупции осуждено более 8,8 тысячи человек. За тот же период почти 11 тысяч чиновников привлечены к дисциплинарной ответственности за нарушение антикоррупционных стандартов.

Борьба с коррупцией не дает мгновенных результатов — но это не значит, что она не ведется или протекает бесплодно. В конце января Transparency International опубликовала ежегодный индекс коррупции за 2015 год. Россия за минувший год улучшила свое положение в рейтинге, подскочив сразу на 17 позиций (со 136 до 119 места) — сказалось действие инициатив по обязательному декларированию имущества и доходов должностных лиц.

Однако очевидно, что проблема остается и все еще носит более чем серьезный характер. На этом фоне регулярно возникают инициативы по ужесточению мер борьбы с коррупцией. Так, президент России Владимир Путин недавно предложил изымать в доход государства имущество коррупционеров. А в Госдуме обсуждают свежий законопроект единоросса Николая Ковалева, который предложил приравнять коррупцию к госизмене.

Китай: драконовские меры

Когда речь заходит о крайних мерах борьбы с коррупцией, в пример очень часто приводят Китай. Местные власти не церемонятся — за взятку или хищение на сумму свыше миллиона долларов там без лишних разговоров расстреливают провинившегося с конфискацией имущества. Менее жадных чиновников штрафуют на крупные суммы и надолго сажают в тюрьму. Так, за взятку на сумму в 100 тыс. юаней ($15 тыс.) китайский чиновник имеет прекрасную возможность отправиться в лагерь на 10 лет.

Не менее суров закон и к тем, кто взятки дает. Известен случай, когда в 2008 г. на стадионе под Пекином были расстреляны 150 бизнесменов, получивших олимпийские строительные подряды с помощью подкупа чиновников.

Борьба с коррупционерами ведется в Китае беспощадно и невзирая на должности. Суды одинаково карают и простых полицейских, и мэров городов, и министров правительства, и глав крупных компаний. А в качестве профилактики коррупции китайских госслужащих водят на экскурсии в тюрьмы, где они могут наблюдать за решеткой своих проштрафившихся коллег.

Тем не менее о победе над коррупцией в Поднебесной говорить не приходится. Так, только в 2015 г. было выявлено 3,6 тыс. новых случаев взяточничества, в результате которого был нанесен ущерб государству в размере 250 млрд юаней ($38,5 миллиарда).

США: узаконенная коррупция

«Единственный способ отделаться от искушения — поддаться ему», — писал в свое время Оскар Уайльд. Именно такой подход был взят на вооружение в США, где правительство, устав бороться с коррупцией, решило ее узаконить на самом высоком уровне. Так она обрела условно цивилизованные формы лоббизма и благотворительности.

К примеру, между крупными промышленными группами и политиками действуют специальные посредники — лоббисты, которые продвигают в Сенате и Конгрессе США интересы той или иной отрасли (обычно под видом какой-либо полезной для общества инициативы).

Кроме того, для проведения любой мало-мальски серьезной избирательной кампании в США кандидатам требуются значительные средства. Их предоставляют крупные корпорации, которые в случае успешного избрания кандидата получают ресурс во властных структурах и могут полуофициально лоббировать через него свои интересы на правах спонсоров его кампании.

Подобные тесные связи бизнеса и власти то и дело выливаются в крупные скандалы. К примеру, одним из спонсоров президентской кампании Джорджа Буша-младшего в 2000 г. была компания Enron. Ее глава Кеннет Лей считался личным другом Буша, и только на его губернаторскую карьеру пожертвовал 600 тысяч долларов. Еще 300 тысяч было вложено им в президентскую гонку.

Придя к власти, Буш «отработал» инвестиции, посадив в свою администрацию бывших сотрудников и акционеров Enron. Сама же компания получила беспрецедентные льготы в поставках электроэнергии. Однако этой ей не помогло: в 2001 году компания разорилась из-за финансовых махинаций, оставив многомиллионные долги. Журналисты выяснили, что перед крахом ее представители неоднократно встречались с представителями администрации Белого дома и вице-президентом Диком Чейни. Команду Буша заподозрили в том, что она знала о грядущем банкротстве, однако расследование так и не было доведено до конца.

Хорошо известен случай, когда многопрофильная компания Halliburton, которую до вице-президентства возглавлял Дик Чейни, стала основным бенефециаром войны в Ираке (апологетом которой был все тот же Чейни). Именно ей достались многомиллионные контракты на восстановление иракской нефтяной инфраструктуры и разработку месторождений, а также заказы на поставку нефти и горючего из Ирака.

Избирательные деньги часто трансформируются в должности и привилегии для дающих и даже просто причастных. К примеру, президент США Барак Обама отблагодарил лучших сборщиков средств на предвыборную кампанию 2012 года, раздав им руководящие должности в загранпредставительствах. Они отправились на Ямайку, в Италию, Францию и Германию, несмотря на то, что в Госдепартаменте подобное решение встретили без энтузиазма.

Роль лоббизма и связанного с ним влияния групп интересов на государственную власть в США постоянно увеличивается. По мере роста стоимости предвыборных кампаний, политики и чиновники все больше зависят от финансирования и организационной поддержки со стороны населения.

Сингапур: история убедительной победы

Сингапурское экономическое чудо, на которое часто равняются, никогда бы не состоялось без убедительной победы местных властей над коррупцией. Ее идеологом, автором и исполнителем стал премьер-министр Ли Куан Ю, чьи методы борьбы оказались сколь жесткими, столь и эффективными.

После обретения независимости в 1965 г. Сингапур был крайне далек от образа сверкающего международного финансового центра, каковым он является сейчас. Коррупция в те времена пронизала все общество. Брали все — и полицейские, и бюрократы, и члены правительства. Антикоррупционное законодательство было откровенно слабым и не работало должным образом.

Чтобы исправить положение, Ли Куан Ю пришлось заметно ужесточить законы по борьбе с коррупцией, наделить антикоррупционное бюро сверхполномочиями и проявить немалую политическую волю. Правительственное Бюро по расследованию случаев коррупции получило фактически полный карт-бланш на осуществление операций. Его сотрудники получили право задерживать любого человека, входить в любые кабинеты, проводить обыски и изымать любые документы без каких-либо ордеров суда. При этом фактически была введена презумпция виновности: бремя доказательства своей непричастности к коррупции полностью ложится на подозреваемого.

Первым делом Бюро запустило ряд расследований по фактам коррупции в высших эшелонах власти. Ряд министров отправился за решетку, некоторые высокопоставленные чиновники покончили с собой или бежали из страны. Бюро не пощадило в своих расследованиях даже родственников Ли Куан Ю — с его молчаливого согласия.

Чтобы коррупционер не смог уйти от ответственности на уровне суда, были резко подняты зарплаты судей. На эти должности привлекали лучших юристов, которым были назначены баснословные зарплаты.

Для профилактики коррупции в госсекторе были заметно увеличены зарплаты госслужащим. Чиновников обязали декларировать сведения о своем состоянии (недвижимости, счетах в банке, пакетах акций и других активах), а также об имуществе жен и детей. Соответствие доходов и расходов среди работников госсектора тщательно проверяется и контролируется. При выявлении несоответствия имущества уплаченным налогам суд вправе заподозрить чиновников в коррупции.

Результат столь жесткой системы налицо: Сингапур стабильно входит в десятку стран с наименьшим уровнем коррупции в мире.

Скандинавская сказка

Самыми непорочными с точки зрения коррупции традиционно считаются скандинавские страны — в Дании, Швеции и Финляндии уровень взяточничества и злоупотреблений крайне низок. В этих странах выстроены прозрачные отношения между властью и обществом, основанные на взаимном контроле и одновременно доверии.

Один из важных элементов этой системы — тотальная публичность отчетности о доходах. Декларация любого лица, будь то дворник или министр, мгновенно выкладывается в публичный доступ, и каждый гражданин может проверить, кто и сколько заработал. При этом в декларациях четко указаны не только имущество, но и источники доходов.

В скандинавском обществе выстроена атмосфера нетерпимости к коррупции и ее проявлениям; каждый случай взяточничества вызывает скандал и общественное порицание. Тот, кто будет хотя бы заподозрен в коррупции, может сразу распрощаться с карьерой. Так, в Финляндии за последние десять лет были уволены или сами ушли в отставку по юридическим или этическим мотивациям шесть членов правительства и 23 высших правительственных чиновника.

При этом не платить налоги в Скандинавии практически невозможно. Все движения денег — прозрачны, все прибыли и траты становятся достоянием общественности. Дополняет эту систему жесткое антикоррупционное законодательство и разветвленные меры профилактики коррупции. https://utro.ru/articles/2016/02/08/1270122.shtml

ИСТОРИЧЕСКИЕ ФАКТЫ О КОРРУПЦИИ

Борьба со взятками во времена персидского царя Камбиса II.

Весьма оригинальным способом борьбы со взяточничеством пользовался персидский царь Камбис II (правил в 530 – 522 г.г. до нашей эры). Он сдирал кожу с нечистого на руку чиновника и обтягивал ею кресло, на котором должен был сидеть преемник. Надо сказать, такой метод был весьма действенным.

До средних веков взятки государственным чинам были делом обычным. Лишь Иван Грозный в 1556 году ввел за это смертную казнь, правда, наказывалось лишь мздоимство на очень большую сумму.

В России наиболее ярым борцом с коррупцией прошлых веков был Петр I. Он организовал специальную службу по борьбе с мздоимством, и разрешил простым гражданам сообщать о случаях взяточничества. С уличенными чиновниками поступали жестко. Например, одного губернатора – взяточника публично повесили, а потом его труп возили по городским площадям, дабы другие чиновники это видели и боялись.

А Екатерина II относилась к взяточничеству очень либерально. Она заменила смертную казнь для таких чиновников на публичное оглашение их имен.

Самым большим политическим коррупционером в истории человечества считается Уильям Мэйджир Твид – американец, сенатор штата Нью-Йорк (1853 – 1855), глава «шайки Твида». По самым скромным подсчетам он сумел обогатиться на 200 млн. долларов, полученных различными «нечестными» путями. К сравнению, Аляска была продана Америке за 7 млн. долларов.

Россия по уровню коррупции занимает 143 место (из 183 стран). Первое место в 2011 году занимал Узбекистан.

Средний размер взятки в России за последние годы вырос в 35 раз и составляет около 400 000 рублей. А общий объем российской коррупции превышает 300 млрд. долларов.

В Мексике ежегодный объем коррупции равен доходу, приносимому стране от туризма и составляет 5 млрд. долларов.

Согласно статистике, годовой мировой объем мздоимства превышает 1 триллион долларов!

Страны, успешно борющиеся с коррупцией, могут увеличить свой годовой доход в пять раз.

9 декабря – международный день борьбы с коррупцией.

 Казнь казнокрадов в Китае

Самые жесткие меры к казнокрадам – смертная казнь — применяются в Китае. За 15 последних лет казнено более 10 тысяч высокопоставленных чиновников, а более 100 тысяч посажено на 10 – 20 лет.

Самый маленький уровень коррупции в Дании и Финляндии. Причем любой человек в Финляндии, взявший взятку, осуждается на два года.

В Германии за взятку грозит большой штраф или срок до трех лет, а если в коррупции уличен судья, ему грозит 10 лет лишения свободы.

В Италии срок за взятку – от 4 до 12 лет, в США – 15 лет лишения свободы или штраф, равный тройному размере взятки.

https://morefactov.ru/fact/interesnye-istoricheskie-fakty-o-korrupcii

По  материалам  интернета  подготовил  Николай  Зубашенко,  Украинские ведомости

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: