«Дело Бейлина», возникшее в Запорожье, оказалось под колпаком Госдумы России и деловых кругов Европы. Расследование

Аэропорт Запорожья. Фото ВВП

Жарким летним днем 7 июля 1994 года  в Запорожском аэропорту перед отправлением рейсового самолета на Москву сотрудники таможни задержали генерального директора московского акционерного общества «Алиас» Александра Бейлина, который пытался  тайно вывезти из Украины более 140 тысяч долларов США.  Валюта была конфискована в доход государства, а господина Бейлина за нарушение валютных правил Украины оштрафовали на 60 тысяч карбованцев и отпустили. Но выехать в Москву ему не удалось.

На следующий день он уже сидел в следственном изоляторе. О задержании генерального директора московского акционерного общества с крупной суммой валюты сообщили не только украинские газеты, радио и телевидение. Арест господина Бейлина взволновал  Государственную Думу РФ,  российское посольство в Украине, деловые круги России и Европейского Союза.

***

Александр Бейлин подъезжал к Запорожью утром 7 июля скорым поездом Москва-Запорожье  с полным комфортом – в вагоне «СВ» он купил целое купе, чтобы ему никто не мешал. Господин Бейлин рассчитывал быстро уладить вопросы дальнейшего делового сотрудничества с Никопольским заводом ферросплавов и концерном «Запорожтрансформатор», который задолжал московскому акционерному обществу «Алиас» и австрийской фирме «Алкорп» 1,7 млн. долларов США. Александр Бейлин к фирме «Алкорп» имел самое прямое отношение, поскольку одновременно являлся и главой московской фирмы и коммерческим директором австрийского  предприятия «Алкорп».

На перроне вокзала Запорожье-1 гостя из Москвы встречали заместитель генерального директора  концерна  «Запорожтрансформатор» Шепель и руководитель протокольной группы внешнеторговой фирмы концерна Штепа.  В программе дня первым вопросом стояла поездка в Никополь на завод ферросплавов. Поскольку московский гость в этот же день отъезжал в столицу Российской Федерации, Штепа вручил ему билет на поезд Запорожье-Москва.  После обмена приветствиями и любезностями бизнесмен из белокаменной и представитель запорожского концерна служебной «Волгой» прямо с перрона отправились в Никополь, на местный ферросплавный завод, куда путь занял чуть более часа.

В Никополе гостей ждали и без предисловий перешли к делу. Сначала с заместителем директора Никопольского ферросплавного завода провел деловые переговоры заместитель генерального директора «Запорожтрансформатора». После того, как представитель запорожского концерна вышел в приемную, за стол переговоров сел господин Бейлин.  Почему встречи с руководством ферросплавного завода происходили в такой последовательности, история умалчивает.  Впрочем, конфиденциальность переговоров можно объяснить коммерческой тайной.

Зато известно другое — господин Бейлин вошел в кабинет директора завода ферросплавов со своим черным портфелем, из которого спустя несколько часов сотрудники таможни «выудят» более  140 тысяч долларов – десять банковских упаковок, в каждой из которых было по 10 тысяч долларов.

Обедали деловые партнеры на Никопольском ферросплавном заводе вместе. Потом поспешили в Запорожье, прямо на железнодорожный вокзал, чтобы не опоздать на фирменный поезд Запорожье-Москва. Черный портфель московский гость не выпускал из рук даже сидя в «Волге».

В вагоне поезда генерального директора московского акционерного общества ожидал сюрприз – его место оказалось занято другим пассажиром. Бойкая проводница быстро выяснила, что железная дорога Украины здесь не причем. Оказалось, что руководитель протокольной группы концерна «Запорожтрансформатор»  утром вручил гостю билет… на вчерашний поезд.

Пришлось возвращаться на завод «Запорожтрансформатор», где заместитель генерального директора ЗТЗ господин Овсянник пообещал срочно достать авиабилет и посадить Бейлина на рейсовый московский самолет.

Взяв в аэропорту таможенную декларацию, господин Бейлин в графе «валюта» написал одно фатальное слово «нет». Потом он будет убеждать, что не знает украинского языка, что заполнял таможенную декларацию, не понимая ее содержания.  Ему напомнят, что слово «валюта» и   на русском языке,   и в украинском пишется одинаково. К тому же господин Бейлин в Запорожье бывал не раз. И даже знаком с начальником таможни господином Рыбалко.

Между пассажиром и сотрудником таможни произошел такой разговор.

— Что в портфеле?

— Документы.

— Оружие, наркотики, валюта есть?

— Нет.

—  Расстегните «молнию», откройте портфель! А это что, господин Бейлин?

На вопрос: «Сколько здесь, в вашем портфеле долларов?» господин Бейлин назвать сумму отказался. Потом скажет, что сделал это из соображений личной безопасности – рядом стояли другие пассажиры.

Запорожская таможня столько долларов еще не задерживала. На место инцидента прибыли  руководитель таможни В. Рыбалко и начальник отдела по борьбе с контрабандой Д. Лютый, которые после длительных консультаций пришли к выводу, что сокрытия валюты не было, а поэтому нет и  контрабанды. Потом суд решит, что контрабанда все-таки была, причем – стопроцентная.

Таможня решила валюту конфисковать, а Бейлина оштрафовать на… 60 тысяч карбованцев. И отпустить на все четыре стороны. «Ох, мужики! – вздохнул Бейлин в сердцах. – Я еще такой суммы не терял».  И спокойно покинул аэропорт Запорожья, поинтересовавшись, как ему теперь добраться до Москвы, ведь рейсовый самолет на Москву уже улетел. Личный осмотр Бейлина работники Запорожской таможни не проводили, хотя должны были это сделать.

Широкий жест таможни, отпустившей контрабандиста, лишил сна должностных лиц областного управления СБУ: где в два часа ночи теперь искать московского гостя-валютчика, чтобы выяснить у него, чья это валюта, как она оказалась в портфеле пассажира самолета и кому он ее вез?

Утром Бейлин был уже возле Днепропетровска. Запорожского таксиста в аэропорту Запорожья долго уговаривать не пришлось. Увидев в руке клиента стодолларовые купюры (у  Бейлина в кармане остались «мелкие деньги») таксист не раздумывал и согласился не только отвезти раннего пассажира в Днепропетровск, а и достать ему билет на ближайший авиарейс в Москву.

Бейлин спокойно прошел контроль в аэропорту Днепропетровска, занял свое место в самолете, и тут вдруг его попросили по селекторной связи подойти к стюардессе. Здесь его уже ждали сотрудники СБУ, которые и доставили господина Бейлина в Запорожье. В управлении СБУ по Запорожской области генеральному  директору АО «Алиас» сообщили о возбуждении уголовного дела по факту  покушения на контрабанду в особо крупных размерах  — ст. ст.17, 70 Уголовного кодекса Украины.

В Москве уже на второй день, увидев, что Бейлин не возвратился из Запорожья, всполошились. Посыпались запросы, ходатайства, телефонные звонки. Из высших инстанций Российской Федерации в высшие инстанции Украины. Информация о задержании генерального директора московского акционерного общества замелькала в прессе и на экранах ТВ. Указывалось, что следствие выясняет происхождение «бейлинских» 140 000 долларов.

Руководитель концерна «Запорожтрансформатор» Леонид Хаджинов через несколько дней после задержания Бейлина оперативно прислал Службе безопасности Украины ходатайство, в котором обращал внимание следствия на то, что «концерн «Запорожтрансформатор» задолжал более 1,7 млн. долларов США за «сырье» и что «теперь в связи с задержанием господина Бейлина возникла проблема немедленного погашения долга…».  Мол, иначе может сократиться поток иностранных инвестиций. Уже с 1 сентября «Запорожтрансформатор» вынужден покупать медную катанку стоимостью 1750 долларов за тонну… В послании генерального директора запорожского концерна Хаджинова перечислялись и другие проблемы, которые, надо понимать, мог  разрешить только господин Бейлин после выхода на волю.

По этому поводу посольство России в Украине  вышло на Генеральную прокуратуру Украины. Получив разъяснения и.о. начальника управления по надзору за исполнением законов по национальной безопасности Макашова о том, что вопрос, виноват ли господин Бейлин, решит суд, советник российского посольства Гусев обратился с письмом в Шевченковский районный суд Запорожья. В письме выражалась уверенность в справедливом разрешении  дела Бейлина, потому как Украина и Россия – дружественные страны.

Заведующий консульским отделом посольства Глушков, ссылаясь на статьи 5, 6 Финской конвенции о консульских отношениях, выдал от имени посольства доверенность на защиту интересов руководителя АО «Алиас» опытному московскому адвокату В. Гартман. Она сумела недавно «спасти»  300 тысяч американских долларов, изъятых у одного из российских бизнесменов на молдавской границе.

Высокооплачиваемый московский адвокат почти неделю штудировала в библиотеке Верховной Рады украинское законодательство. И затем заявила, что господина Бейлина арестовали незаконно. По мнению госпожи Гартман, имело место недекларирование валюты, что в соответствии с законами Украины не является уголовным действием. Судебная коллегия отклонила ее ходатайства.

Процесс по делу Бейлина, как заявили автору этого материала члены судебной коллеги Бочарников и Попов, был не простым. И вот чем закончился. Прокурор требовал для обвиняемого Бейлина 5 лет колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Суд назначил наказание в виде трех лет лишения свободы, потом применил ст.45 – наказание считать условным. А поскольку эта статья подпадает под действие Указа Президента об амнистии, суд прямо в зале судебного заседания освободил осужденного из-под стражи. Одновременно признав, что Бейлин, как и уставило следствие, виновен в контрабанде в особо крупных размерах.

Как записано в решении, суд принял во внимание не только личность подсудимого, а и «заинтересованность Государственной Думы России», которая прислала в суд правительственную телеграмму в защиту Бейлина. Парламент Российской Федерации  акцентировал на том, что пребывание Бейлина в местах лишения свободы негативно отразится на работе ряда предприятий – и московского акционерного общества  «Алиас», и запорожского концерна «Запорожтрансформатор», и Никопольского ферросплавного завода, и австрийской фирмы «Алкорп»…

Деловые люди Австрии также не остались в стороне от инцидента с московским бизнесменом и замолвили свое словечко в его защиту. Весьма ценным работником оказался господин Бейлин.

Осталось невыясненным другое – откуда у господина Бейлина, который выезжал из Запорожья, столько валюты?  Где он ее взял и кому вез? Ведь именно из-за этого поднялся переполох. Версий несколько.

По мнению компетентного источника, валюту «наварили» в наших краях и везли в Москву. Следствие свою версию по каким-то причинам суду не представило.  По версии самого Бейлина, 140 тысяч американских долларов – аванс, который он будто бы получил за продажу своей московской квартиры. Опасаясь оставить такую сумму дома, он взял деньги с собой в командировку. 14 пачек, в каждой по 10 000 долларов США. Удивительная логика: командировка – лучший способ сохранить кучу долларов! В суде эта смешная версия прошла, хотя, кроме своих пояснений, других подтверждений версии суду он не представил.

В тот же день, сразу после освобождения в зале суда, Бейлин выехал в Москву. О конфискованных 140 000 долларов он и не вспомнил. Адвокат Гартман – тоже. Видимо, правильно говорят в народе – как пришло, так и ушло. Между прочим, прокуратура Запорожской области посчитала судебное решение «мягким» и внесла протест в областной суд.

***

И последний факт этого инцидента – с таким же удивительным, как и само дело, оттенком: несмотря на протест прокуратуры области, председательствующий в суде вынес постановление о том, что решение вступило в законную силу. О чем сразу же сообщили господину Бейлину, «забыв» сообщить прокуратуре.

А теперь, возможно, о самом главном в этой, мягко говоря, неординарной криминальной истории. Я долго держал в руках ходатайство посольства России в Украине, подписанное советником по межнациональным отношениям Александром Гусевым. «Незаконное привлечение Бейлина… Надеемся, что будет принято справедливое решение». Понимая эзопов язык дипломатии,  я не мог понять, что же имело ввиду посольство России под «незаконным привлечением Бейлина».

Связался по телефону с советником посольства России А.  Гусевым. Он сказал, что в своем ходатайстве изложил только доводы Бейлина и что само посольство до суда не уполномочено прибегать к каким-то выводам. Тогда непонятно, почему частное и заинтересованное мнение Бейлина оказалось на бланке посольства России?  Как могло посольство Российской Федерации обратиться в районный суд Украины, минуя  Министерство иностранных дел Украины? Какими мотивами руководствовался советник внешнеполитического ведомства России? Вопросы отнюдь не риторические, но ответа на них я не получил

Вместе с тем господин Гусев почему-то подчеркнул, что автор публикации, то есть я, несет ответственность за достоверность фактов. Вплоть до судебной. Такие намеки в своей журналистской практике я слышал не раз. Но от чиновника внешнеполитического ведомства соседней страны – впервые. Судя по всему, дело Бейлина слишком дорогого стоило…

Валерий ПОЛЮШКО,

спецкор газеты «Ведомости». Фото автора

http://ukrvedomosti.com.ua

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: